Подготовительные недели Великого поста

Четыредесятницу предваряют четыре подготовительные Не­дели, а именно: о мытаре и фарисее (без седмицы), о блудном сыне (с седмицей), мясопустная, сыропустная (сырная).

В продолжение подготовительных недель Церковь приуча­ет верующих к подвигу поста постепенным введением воздер­жания: после сплошной седмицы она восстанавливает пост в среду и пятницу, затем возводит христиан на высшую ступень подготовительного воздержания запрещением вкушать мясную пищу и дозволением употреблять лишь сырную.

Такое особое приготовление к посту Четыредесятницы яв­ляется древним установлением Церкви. Так, знаменитые пропо­ведники IV века: св. Василий Великий, св. Иоанн Златоуст, Кирилл Александрийский и другие - оставили нам беседы и сло­ва, сказанные ими относительно поста, еще не наступившего, а только ожидаемого. В частности, у них находим беседы, про­изнесенные в каждую из названных подготовительных недель.

Каноны и многие песнопения, в которых раскрывается зна­чение подготовительных недель, также относится к древнему пе­риоду: в VIII-IX веке Феодор и Иосий Студиты составили службы на Недели блудного сына, мясопустную и сыропустную, а в IX -веке Георгий, митрополит Никомидийский, - канон на Неделю мытаря и фарисея.

Приготовляя верующих к св. Четыредесятнице, Церковь в своих службах, по ее собственному выражению, поступает как вождь, ободряющий мудрым и благовременным словом своих вои­нов на брань. Поэтому в приготовительных службах она не забывает сказать все то, что может расположить верующих к посту, покаянию и духовному подвигу. В своих священных воспомина­ниях она восходит и к первым дням мира и человека, к блажен­ному состоянию прародителей и их падению, чтобы показать на­чало греха и пробудить сокрушение о грехах, и ко времени при­шествия на землю Сына Божия для спасение человека, чтобы об­ратить нас к Богу.

Для пробуждения чувства покаяния и сокру­шения о грехах Церковь уже в приготовительные недели начина­ет петь на утрени перед каноном умилительные тропари: Покая­ния отверзи ми двери… На спасение стези настави мя, Богоро­дице… Множество содеянных мною лютых….

С другой стороны, для той же цели, как бы сближая 70-дневный период великопостной Триоди с 70-летним пребыванием Израиля в плену Вавилонском, Церковь в некоторые приготови­тельные недели оплакивает духовный плен нового Израиля пени­ем 138 псалма: На реках Вавилонских….

 

                                                                                                                                                                                                                          Источник: Православие.ру

Изгнание из Рая

Последняя подготовительная неделя перед Великим постом воспоминает Адамово изгнание. Церковь не случайно напоминает христианам о факте Первородного греха, ставшего причиной изгнания человека из рая. Грех этот заключался в противлении воле Божией, выраженной в одной заповеди о воздержании. Постный подвиг через воздержание душевных и телесных чувств, через усиленную молитву и покаяние призван стать средством борьбы с человеческой гордостью, являющейся главной причиной отдаления человека от Бога. Пост освобождает христиан от порабощения греху, от плена миру, от всепоглощающей воли плоти. 

Последняя неделя перед постом также носит название -  Прощенное воскресение. Святая Церковь установила этот чин, чтобы человек мог искренне испросить прощения  у всех, кого вольно или невольно обидел, тем самым войти в подвиг Великого поста освобожденным от  бремени обид, которые отягощают нашу душу и закрывают путь к Богу. "Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших". Мф. 6:14, ст. 14-15.

Преподобный Силуан Афонский
Адамов плач

АДАМ, отец вселенной, в раю знал сладость любви Божией, и потому, когда был изгнан из рая за грех и лишился любви Божией, горько страдал и с великим стоном рыдал на всю пустыню.

Душа его терзалась от мысли: «любимого Бога я оскорбил». Не так жалел он о рае и красоте его, как о том, что лишился любви Божией, которая ненасытно каждую минуту влечет душу к Богу.

Так всякая душа, познавшая Бога Духом Святым, но потом потерявшая благодать, испытывает Адамово мучение. Больно душе, и сильно жалеет она, когда оскорбит любимого Господа.

Скучал Адам на земле, и горько рыдал, и земля была ему не мила. Он тосковал о Боге и говорил:

«Скучает душа моя о Господе и слезно ищу Его. Как мне Его не искать? Когда я был с Ним, душа моя была весела и покойна, и враг не имел ко мне доступа; а теперь злой дух взял власть надо мною, и колеблет, и томит душу мою, и потому скучает душа моя о Господе даже до-смерти, и рвется дух мой к Богу, и ничто на земле не веселит меня, и ничем не хочет душа моя утешиться, но снова хочет видеть Его и насытиться Им.

Не могу забыть Его ни на минуту, и томится душа моя по Нему, и от множества скорби стоном плачу я: «помилуй мя, Боже, падшее создание Твое».

Так рыдал Адам, и слезы лились по лицу его на грудь и землю, и вся пустыня слушала стоны его; звери и птицы замолкали в печали; а Адам рыдал, ибо за грех его все потеряли мир и любовь.

Велика была скорбь Адама по изгнании из рая, но когда он увидел сына своего Авеля, убитого братом — Каином, то еще большею стала скорбь его, и он мучился душою, и рыдал, и думал: «от меня произойдут и размножатся народы, и все будут страдать и жить во вражде и убивать друг друга». И эта скорбь его была велика, как море, и понять ее может только тот, чья душа познала Господа и как много Он нас любит. И я потерял благодать и вместе с Адамом зову: «Милостив буди мне, Господи. Даруй мне духа смирения и любви».

О, любовь Господня! Кто познал тебя, тот неустанно ищет тебя день и ночь и кричит:

«Скучаю я по Тебе, Господи, и слезно ищу Тебя. Как мне Тебя не искать? Ты дал мне познать Тебя Духом Святым, и это знание Божие влечет мою душу слезно искать Тебя».

 
Неделя о Страшном Суде
 
"Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на Престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов — по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне. Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе? И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне. Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и Ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня. Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе? Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне. И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную".
                                                                                                                                                               Мф, 106 зач., 25, 31-46

 

Протоиерей Андрей Ткачев

Источник: Московский Сретенский монастырь

4 марта 2019 г.

 

Экзамен не так уж страшен, если испытуемый готовился по всем билетам. Вот если известен только предмет по имени, а что и в каком объеме будут спрашивать, не известно, тогда экзамен – это подлинная экзекуция. В случае с Великим днем Суда Христова нам объявлено заранее, по каким статьям мы будем испытуемы, какие, иными словами, вопросы в билетах. Страшно будет в основном тем, кто учится «традиционно»: прогуливает пары, не открывает учебник и лишь за день до экзамена тщетно стремится нагнать все, что преступно упущено за время семестра.

Итак, нам сказано, что Христос голоден, раздет, временами лежит в больнице или сидит за решеткой, что Христос – странник. А от нас требуется оказать ему посильную любовь взамен на ответный призыв: «Придите, благословенные, наследуйте приготовленное для вас Царство». Не думаю, что дело в одном лишь человеколюбии и теперь все волонтеры и все благотворители, все филантропы могут спокойно расслабиться. Солью является не само добро, оказанное ближнему. Соль – это, прежде всего, зрение Христа перед собой. Не добро, оказанное по родству, и не добро, совершенное из нежных чувств, внезапно нахлынувших на душу, спасает. Сюда же относится добро, сделанное по принципу: ты – мне, я – тебе. Спасает, прежде всего, умение видеть Господа.

В Своем Воплощении Сын Божий умалился и унизился. Воображать себе Его сидящим на Престоле не стоит. Стоит увидеть Его в том, кто находится рядом. Это и есть подлинный подвиг веры, и он имеет награду.

«Христос посинел от холода!»; «Христос у твоих ворот протягивает руку!»; «Христос не ел уже который день»… В таких выражениях Златоуст привычно будит совесть своих слушателей, спрашивая: «Как ты можешь менять коней и колесницы, забивать дом дорогой посудой и одеждой?! Или ты не веришь или забыл о том, что предъявят тебе на Страшном Судилище?» Тема актуальна во все дни до скончания века.

Вера – это зрячесть. Израиль – «зрящий Бога». Церковь вполне достойна именоваться, да и именуется, Новым Израилем. И сначала нужна именно зрячесть, даруемая верой, а уже потом добрые дела. Если знаешь, Кому благотворишь, то и поданный стакан воды не пропадет без пользы. Иначе человеческое добро удобно разъедается, как мышами или ржавчиной, самохвальством, зачислением себе мнимых заслуг, всплесками кровяной активности. А «плоть и кровь Царствия Божия наследовать не могут».

Стремление к добру вложено в человека. Но в случае отсутствия веры человек жар сердца растратит на дела странные и сомнительные. Мало ли мы слышали, к примеру, о голливудских знаменитостях, из жалости к пушному зверю проповедующих отказ от меховой одежды? Тоже добро вроде бы, но в защитную броню на Суде это добро вряд ли превратится. Борьба против ожирения, борьба за экологию, борьба за всевозможные надуманные права – это как раз лихорадочная деятельность человечества, у которого проблемы с верой.

Блажен человек, который на Суде услышит от Господа: «Я тебя знаю».

Ты, например, всего один раз, но именно ради Христа, достал из набитого тряпками шкафа свитер или пальто и отдал озябшему нищему. Возможно, именно в этом свитере или в этом пальто Христос и явится твоему взору в Последний день. «Ты был у Меня в тюрьме». «Ты заступился за Меня». И стоит сегодня вспомнить, а что, собственно, сделал (сделала) я именно для Христа и ради Христа, а не по другим мотивам.

Людей без добрых дел, возможно, совсем нет в природе. Но людей, видящих умным взором то, о чем говорит Евангелие, до крайности мало. Мало людей, посвятивших лично Спасителю все свои труды. И для того, чтобы сделанное не разлетелось прахом, хотя бы раз в год для нас звучит напоминание о том, что дела меняют свою ценность, вырастают в значении, потом идут вслед за нами именно от факта внутреннего посвящения Господу.

Кстати, в обратную сторону закон тоже работает. Кто-то одевал или питал Христа. Но кто-то раздевал Его. Обманывал, выселял из квартиры. Кто-то клеветал и плел сети, злорадствовал и вел себя, как змей при дороге. В данном случае слова: «Это вы Мне сделали» – тоже придется услышать.

Ничего большого и сложного от нас не требуется. Мы и так будем ходить в больницы и делиться пищей, принимать гостей и дарить подарки. Нам только нужно исполнить слово: «Помни Господа всегда». И тогда сделанное превратится в сокровище.

Здесь в Евангелии не звучит ни слова о посте или иных видах аскетизма. Речь только об элементарной человечности, в которую поместили щепотку соли, и она стала подлинно вкусной. «Всякая жертва солью осолится». «Имейте соль в себе». Если же соль потеряет силу, то судьба ее – попрание ногами.

Евангелие легкое! Умное, но легкое! Очень умное и очень легкое!

На Суде будет хорошо тем, кто во Христе умен, а не тем, кто горы переворачивал. Вот, хорошо известно, что стоит никого не судить – и сам ты на Суде будешь без осуждения. Теоретически это известно многим…

Присмотритесь к человеку, чуждому осуждения, если такой, конечно, есть возле вас. Тот, кто не осуждает, совершает большие внутренние усилия, а внешне вроде бы ничем и не занят. Так же и благотворитель. Действуя с верой, он совершает простейшие вещи, а награда за них – будущая жизнь в Городе из золота и с жемчужными воротами.

Все торговцы мира, – говорит Николай Сербский, – стремятся купить дорогое подешевле и продать дешевое дорого. Один только Христос выкупает дешевое (жизнь Своего творения) бесценной Кровью и продает вечное блаженство за всем доступную цену.

Не воспользоваться этими живыми и простыми словами можно только по одной причине – по причине безверия. Безверие – это имя нашей эпохи.

И нам заранее было сказано отцами, что христиане последних времен славой дел своих будут ничтожны в сравнении с христианами древности. Но сказано далее, что если сохранят веру, то будут выше древних.

Все усилия стоит положить на то, чтобы вера Божия жила, и действовала, и никуда не исчезала. В этом случае даже скудные усилия в добре прикроют нашу наготу и облекут нас в одежды брачные в тот Великий День, когда даже Ангелам будет страшно.

Неделя о блудном сыне

"У некоторого человека было два сына; и сказал младший из них отцу: отче! дай мне следующую [мне] часть имения. И [отец] разделил им имение.

По прошествии немногих дней младший сын, собрав всё, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно.

Когда же он прожил всё, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться; и пошел, пристал к одному из жителей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней; и он рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи, но никто не давал ему. Придя же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода; встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих.

Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его. Сын же сказал ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим. А отец сказал рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться! ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся. И начали веселиться.

Старший же сын его был на поле; и возвращаясь, когда приблизился к дому, услышал пение и ликование; и, призвав одного из слуг, спросил: что это такое? Он сказал ему: брат твой пришел, и отец твой заколол откормленного теленка, потому что принял его здоровым. Он осердился и не хотел войти. Отец же его, выйдя, звал его. Но он сказал в ответ отцу: вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козлёнка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими; а когда этот сын твой, расточивший имение своё с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка. Он же сказал ему: сын мой! ты всегда со мною, и всё мое твое, а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся."

Лк.15:11-32.

2 марта 2013 г.

 

Проповедь священномученика Сергия Мечева

 

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

От недели о мытаре и фарисее Святая Церковь ведет нас теперь к неделе о блудном сыне. Состояние, в котором находится мытарь, когда он взывает к Богу о помиловании и не только не помышляет о своих добродетелях, а не смеет возвести глаз своих к небу – это состояние еще глубже раскрывается в образе блудного сына.

Господь нас создал, мы в Господе живем и умираем без Него настоящей смертью. Мы поступаем обычно, как блудный сын, который, получив от отца имение, ушел от него на страну далече, думая, что со своими полученными дарованиями он проживет своими силами. Но в духовном отношении это есть смерть, ибо, по словам святых отцов, в Боге мы живем. Когда блудный сын возвратился, то отец сказал другому сыну, негодовавшему на радостный прием, оказанный брату: «Брат твой был мертв и ожил» (Лк. 15, 32). Вот в состоянии отчуждения от Бога самое главное – это то, что мы не сознаем себя находящимися во грехе и забываем, каковы мы по самой природе. По природе нашей мы «образ неизреченной Божией славы», хотя и носим язвы многих согрешений1. Мы граждане иного мира, небесные граждане. И если мы живем здесь, на земле, то для того, чтобы на земле устраивать Царство Божие, памятуя о своем небесном отечестве.

Служба в неделю о блудном сыне раскрывает нам состояние отчуждения от Бога: «Иждих блудно отеческого имения богатство и расточив, пуст бых, во страну вселився лукавых граждан…»2.

Вот в таком состоянии блудный сын находился в течение долгого времени и, наконец, говорит евангельская притча, «пришел в себя" (Лк. 15, 17).

Что значит «пришел в себя»?

Один святой отец говорит, что начало нашего спасения есть познание самого себя. Но ведь познание самого себя есть дело всей жизни, это и есть то, к чему человек стремится в течение всего своего существования. Святые отцы раскрывают смысл этого изречения, говоря, что до тех пор пока ты не познал, кто ты, пока ты сам в себе не ощутил образа Божия, пока ты, живя среди земных граждан, не почувствовал, что ты гражданин неба и поработился «чуждым гражданам», пока ты, живя среди грязи своей собственной души, не познал в себе образа Божия – до тех пор ты не вступил на путь спасения, не начинал еще своего спасения. Оно начинается с того момента, когда я познал свою божественную природу.

Так было и с блудным сыном. Он в один момент почувствовал, что есть иная жизнь в Отце и с Отцом, он почувствовал, что живет порабощенный на стране чуждой и не имеет подлинной настоящей жизни. Начав с познания самого себя, человек, идя дальше по этому пути, противопоставляет в себе самом то, что есть в нем от образа Божия, хотя и покрытого язвами согрешений, и то, что внесено им, человеком, как растление своей души чуждыми обычаями: «Поработихся гражданом странным, и в страну тлетворную отъидох…», – говорит служба этого дня3. И с этого момента он начинает жаждать жизни в Боге и очищения себя от язв согрешений во имя образа Божия.

К одному великому подвижнику – преподобному Антонию – пришел один инок и стал просить, чтобы он простил и помиловал его. Антоний же отвечал ему: «Ни я, ни Бог тебя не помилует, если ты сам себя не помилуешь».

С первого взгляда этот ответ кажется странным. Как же так? А для духовной жизни это величайшая истина. Пока я сам в себе не обрету образа Божия, сам не помилую этого человека, находящегося в бездне греховной, но имеющего образ Божий, до тех пор, пока я сам не помилую в себе создание Божие, в своей совести не помилую себя грешного, скверного и блудного – до тех пор и Бог не помилует меня, до тех пор тщетна и моя мольба.

Вот это состояние блудного сына, который увидел, как скверно он живет и как хорошо живут даже не сыны, а наемники у его отца, – вот это есть состояние помилования. Он помиловал себя и тогда пошел к Богу и у Него стал просить о помиловании.

Наше дело в течение Великого поста есть просьба о помиловании. Мы будем все время взывать: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя». Но в эту неделю, подготовляющую к посту, нужно взять от святоотеческого опыта то, что он нам дает, иначе тщетны будут наши просьбы о помиловании. Мы должны ощутить в себе образ Божий, остатки божественной красоты, которые есть в нас, хотя и искаженные, и прежде всего помиловать себя, понять, кто мы в жизни и кто мы в творении.

В жизни мы грешные, живущие в «стране далече», постоянно забывающие о Боге, а в творении мы есть «образ неизреченной Божией Славы» и только в Нем мы живем, только в Нем наше спасение.

И это противопоставление себя в творении и себя в жизни и дает в известный момент состояние помилования себя. Вот смысл слова аввы Антония. И если мы в какой-то момент своей жизни помилуем себя и почувствуем противопоставление себя в творении и себя в жизни, тогда мы можем, подобно блудному сыну, идти к Богу и просить о помиловании. Но и в этом шествии мы должны работать Богу, а мы постоянно забываем, даже в нашем служении Богу, для чего мы должны все это делать.

Один авва, когда к нему обратились за назиданием, так определил духовное делание: «Когда мы жили в скиту, занятие о душе было нашим настоящим делом, а рукоделие – поделием, а ныне рукоделие стало настоящим делом, а занятие душой только поделием».

Вот и мы в наших тех или иных работах памятуем не о том, о чем мы должны помнить. Мы забываем, что мы должны восстанавливать в себе образ Божий, что наше единственное дело на земле – нам, гражданам земли, сделаться гражданами неба. А мы думаем, что мы без этого можем спастись теми или иными делами: хождением в церковь, милостынею и т. д. Но все это есть только поделие в сравнении с настоящим делом – очищением души, покаянием.

Если у блудного сына и были какие-нибудь дела, то он стяжал их не на гумне покаяния, не на сознании своего ничтожества перед Богом, а на основе гордости.

Мы должны знать, что если мы хотим идти путем Христовым, то должны помнить, кто мы в жизни и кто в творении, для чего мы призваны в эту жизнь и что представляем из себя в настоящий момент. И если перед нашими глазами постоянно будет творение Божие, «образ неизреченной Божией Славы», тогда мы будем миловать себя. Это не значит, что мы будем гордиться, прощать себя, оправдываться, а мы в самих себе увидим неизреченный храм Божией Славы, почувствуем всю радость жизни в Боге и ощутим ту грязь, в которой мы живем. Тогда мы придем к Богу и будем просить Его, как блудный сын: «Прими мя в число наемников Твоих» (Лк. 15, 19). Прими меня, я хочу жить с Тобой, в Тебе.

И если мы придем в таком состоянии, то будем приняты, как блудный сын.

И вот эта неделя, от мытаря возводя нас к блудному сыну, открывает не только сторону подхода человека к Богу, но раскрывает и другую сторону – подход Бога к человеку.

Бог еще издали увидел его, кающегося грешника, Сам бросается к нему и Сам облекает его в одежду первую, нетленную, одежду творения, облекает тварь, которая растлила эту одежду и по словам Великого канона «лежит нагая и не стыдится», и велел заколоть тельца и веселится Сам с покаявшимся сыном.

Не напрасно Святая Церковь проводит нас через эти состояния – иного пути нет. Только осознав в себе образ Божий, помиловав себя, мы можем надеяться, придя к Богу, что Он примет нас и даст нам одежду нашу первую, которую Он исткал нам от начала века. Аминь.