Исторические сведения

  Спасский женский монастырь расположен  в двух километрах от  правого берега реки Дон  близ села Костомарово Подгоренского района Воронежской области. Главной достопримечательностью обители являются уникальные пещерные храмы, находящиеся в толще меловой горы. О времени их создания не сохранилось никаких письменных свидетельств. Существуют лишь гипотезы, предположения и устные предания,  достоверность которых  довольно сложно определить. О времени создания Костомаровских пещерных храмов, не сохранилось никаких письменных свидетельств.     Существуют лишь гипотезы, предположения,  устные предания и воспоминания старожилов, достоверность которых довольно трудно определить. Существует общее мнение, что они создавались в несколько этапов.

  В конце XIX  века археологом и краеведом Д. М. Струковым по ряду признаков, к которым в первую очередь относятся особенности древней церковной архитектуры, была выдвинута гипотеза о возникновении  пещерных  храмовых сооружений на Дону в первые века христианства.

  Следуя этой гипотезе, невозможно не заметить поразительное сходство Донских подземных монастырей  с древними пещерными сооружениями Каппадокии. Даже природный ландшафт Костомаровской обители местами удивительно похож на эту причудливую скалистую местность в Малой Азии. Христиане, бежавшие от кровавых гонений римских императоров, поселились на этой земле уже в I веке по Рождестве Христовом. В толще многочисленных гор они создавали  жилища, храмы и монастыри.   До наших дней сохранилось несколько тысяч выдолбленных в скалах пещерных церквей и несколько десятков подземных городов, которые в случае нападения врагов надежно укрывали своих обитателей.   Очевидно, тем же целям служили и Донские пещерные храмы, укрывавшие древних подвижников и от летнего зноя, и от многочисленных набегов кочевых племен. Но самым главным для их создателей было то, что пещера являлась тем тихим и безмолвным недром,  которое идеально подходило для глубокой внимательной молитвы, где ничем не развлекаемый ум всецело устремлялся к Богу. По своей внутренней структуре, принципу построения и функциональному использованию Донские пещерные монастыри почти в точности повторяют древние подземные сооружения Каппадокии. Главное место в них занимает храм, имеются также монашеские келии и усыпальницы для погребения почивших. Эти факты позволяют  с большой степенью достоверности говорить не только о единой христианской традиции пещерного зодчества, но и о принадлежности создателей пещерных монастырей единому историческому периоду.

  Этому предположению не противоречит гипотеза о том, что создание подземных храмов на Дону было следствием распространения иконоборческой ереси  VIII-X вв., когда иконопочитатели, среди которых было множество монахов, бежали от преследований из Византийской империи в Сирию, Палестину, на Кавказ и в Крым. Через Черное и Азовское моря некоторые из них проходили по Дону в наши края, где в толще меловых скал создавали пещерные храмы.

  О вероятности этих двух гипотез может говорить тот факт, что еще до новой эры Дон был могучей полноводной артерией, связывающей северо-восточные племена с греческими колониями, в частности с Гераклеей Понтийской, о чем свидетельствуют многочисленные археологические находки. Таким образом, как гонимые первые христиане, так и бежавшие от иконоборцев византийские монахи могли идти на Средний Дон хорошо известным древнему миру путем, распространяя и укрепляя в этих краях христианскую веру. Известный русский церковный историк и богослов А. В. Карташов в своей книге «Очерки по истории Русской Церкви» говорит о том, что в VII-VIII вв. на территории Хазарского ханства в русской части народонаселения Хазарии посланники из Византии вели активную проповедь христианства. Результатом этой проповеди стало создание внутри каганата православной христианской епархии со своим епископом. Территория Среднего Дона, где расположена Костомаровская пещерная обитель, входила в состав древнего Хазарского ханства. Этот факт может служить косвенным подтверждением вероятности создания пещерных храмов Подонья в период с VII по X вв. как монахами-миссионерами, так и гонимыми подвижниками,

бежавшими в наши края от иконоборцев. В Воронежской области насчитывается около 50 рукотворных подземных сооружений, из которых приблизительно 40 относятся к храмам и местам жития православных подвижников. Большинство из них на протяжении многих десятилетий  находятся в заброшенном состоянии. Используя сравнительный метод Д. М. Струкова, можно с полным основанием говорить о том, что все они имеют  единый  принцип внутреннего устроения. Интересно, что в некоторых из них (в пещерах близ села Гороховка, В-Мамонского р-на),  сохранились декоративные охристые линии с христианской символикой. Подобные линии часто встречаются в местах захоронения христианских мучеников в Римских катакомбах, а также они использовались как элементы орнамента в  пещерных храмах Каппадокии.

  Начиная с X века до 2-й половины XVII столетия, окрестности Нижнего и Среднего Дона были  обращены кочевниками в Дикое поле. Из-за постоянных набегов, совершаемых в течение почти семи веков печенегами, половцами, татаро-монголами,  крымскими и ногайскими татарами, эти места опустели, а монастыри, по всей вероятности, были заброшены. В Никоновской летописи говорится, что митрополит Московский Пимен, проходя в 1389 году в Константинополь по среднему и нижнему Дону, отметил чрезвычайную опустошенность этих мест. Его спутник диакон Игнатий Смольянин в «Хождении Пименове в Царьград» писал: «Бысть же путное шествие печально и унынливо: бяше бо пустыня зело, не бяше бо видети там ни града, ни села,.. точию места пустошь все и не населено; не бе бо видети человека, точию пустыня велия и зверей множество». Длительным запустением этих мест и страшными последствиями набегов кочевников, вполне можно объяснить отсутствие каких-либо достоверных свидетельств о времени возникновения и создателях  Спасского монастыря и других пещерных обителей.

  Другую гипотезу о возникновении пещерных монастырей выдвинули в конце XIX века краеведы П.В. Никольский и В. Н. Тевяшов. Они считали, что эти обители возникли не ранее  XVII столетия, и их создателями были иноки-малороссы, которые переселились в Донские степи вместе с приднепровскими казаками, бежавшими из родных мест от жестоких преследований польской шляхты и унии. Это подтверждают и  первые письменные свидетельства о существовании Дивногорского мужского монастыря, датируемые серединой XVII века (челобитные игумена Гурия царю Алексею Михайловичу). По мнению Никольского, монахи-переселенцы, сохраняя любовь к святым киевским пещерам, начали создавать их подобия в уединенно стоящих меловых горах. Следует отметить, что пещеры Дивногорья, Белогорья и Костомарова имеют одну общую характерную особенность – сразу от входа мы попадаем в неожиданно   большое пространство  храма, высокие сводчатые потолки которого опираются на массивные меловые столпы, и уже от него идут многочисленные разветвления подземных ходов. Киевские пещеры устроены иначе: небольшие пещерные храмы находятся в глубине протяженных извилистых  коридоров, в нишах которых почивают мощи святых преподобных отцов. Следовательно, если принимать гипотезу Никольского, то возникает вопрос: почему иноки-малороссы  создали подземные храмы в значительно большей степени напоминающие древние каппадокийские, нежели киевские? Однако Никольский допускает  предположение, что подвижники нашли уже готовые, заброшенные пещерные храмы и продолжили их расширение и углубление.

  О Костомаровских пещерах первое письменное упоминание появилось только в конце XVIII – начале XIX веков. Этот период можно назвать новым этапом в строительстве пещерных комплексов Подонья. На сей раз, их создателями были крестьяне. Очевидно, вдохновленные подвигом своих предшественников, они усиленно трудились над извилистыми ходами в меловых горах, удивительным образом повторяя конструктивную идею и архитектурные элементы  древних пещерных храмовых комплексов.   Существует мнение, что Костомаровские пещеры в этот период времени были скитом Белогорского мужского монастыря, где, по устному преданию, подвизалось большое число схимников. Но никакого документального подтверждения этому преданию не найдено. Однако уже в наши дни старожилы села Костомарово вспоминают рассказы своих дедов и прадедов о том, как по ночам у пещер они видели монахов в остроконечных колпаках. Убедительных и достоверных свидетельств о монашеской жизни в Костомаровских пещерах мы не находим и в документах периода XVIII-XIX веков, несмотря на тщательный учет всех действующих храмов и монастырей, который вели консистории в данную историческую эпоху, и истинное положение нашего монастыря на протяжении нескольких столетий пока остается загадкой.

  В XX столетии после революции 17-го года  две хорошо известные пещерные обители: Успенский Дивногорский и Воскресенский Белогорский мужские монастыри были закрыты и разорены. Но в Костомаровских пещерах тайно несли свой молитвенный подвиг некоторые подвижники. До недавнего времени были живы люди, которые рассказывали, как в середине 20-х годов они собирали одежду и продукты для скрывавшихся в пещерах монахов. Особой известностью в те времена пользовался блаженный старец Петр (Еремеенко), уроженец села Белогорье.  За святость жизни и сердечную простоту он был щедро наделен духовными дарами, силу которых испытали на себе многие жители окрестных селений, обращавшиеся к нему за молитвенной помощью. Сохранились рассказы об удивительной прозорливости блаженного Петра. Свои предсказания, по примеру многих святых, он облекал в притчи, смысл которых становился понятным после совершения предсказанных событий. Так, те храмы, которые горько оплакивал старец, после революции были разрушены. Незадолго до начала Великой Отечественной войны блаженный Петр  делал из придорожной пыли холмики, похожие на могилы. Обладал  он и даром врачевать душевные и телесные недуги. Многие сельские жители, страдающие тяжелыми болезнями, получали от него ощутимую помощь и исцеление, о чем сохранились письменные свидетельства очевидцев. В конце тридцатых годов блаженный Петр был арестован и отправлен в Острогожскую тюрьму. Там, по официальным данным, он скончался. Но  существует предание о том, что старец исчез из закрытой камеры, подобно апостолу Петру. Для того чтобы развеять эти слухи, тюремные власти вынесли тело умершего человека с закрытым лицом и объявили, что это скончавшийся Петр Еремеенко. Сейчас трудно подтвердить или опровергнуть это предание. Несомненно, блаженный старец Петр был великим подвижником веры и благочестия, освятившим своими горячими молитвами Костомаровские пещеры в годы  кровавых гонений и поддержавшим своими благодатными дарами дух простого народа в трудные безбожные времена. Сейчас в память о молитвенных  подвигах  этого удивительного старца  на горе воздвигнута часовня, внутри которой возвышается деревянный крест, а снаружи на восточной стене  находится мозаичная икона священномученика Петра (Зверева), возглавляющего сонм новомучеников и исповедников воронежских, к которым по праву можно отнести и блаженного Петра Еремеева.

  Когда старец Петр навсегда покидал Костомаровские пещеры, он сказал: «Сейчас Петрушка, а потом будет Андрюшка». Эти слова оказались пророческими.  В 1946 году по многочисленным и настоятельным просьбам верующих близлежащих сел в пещерном храме села Костомарово официально было разрешено совершать богослужения. Община, которая образовалась вокруг Спасского храма, по своему укладу напоминала монастырь, куда из разных мест приезжали паломники и духовно страждущие люди. В эти годы в пещерной церкви подвизался юродивый, называвший себя Андрюшкой. Он был уроженцем села Клеповка Бутурлиновского района Воронежской области, имя его было Андрей Васильевич Попов. Во время войны в одном из кровопролитнейших боев он единственным из всех однополчан остался в живых. После сражения его тяжело раненым подобрали подоспевшие русские солдаты и отправили в госпиталь. Придя в себя, Андрей Васильевич принял решение всю свою жизнь посвятить Господу. Вернувшись с фронта, он в скором времени удалился в Костомаровские пещеры. В Спасском храме, по свидетельству очевидцев, он вместе с другими подвижниками расширил и углубил пещерные ходы и создал второй придел в честь свв. мцц. Веры, Надежды, Любови и Софии. В этот период в блаженном Андрее открылся дар прозорливости, который он покрывал притчами и юродством. Пребывая в многолетнем затворе, блаженный старец претерпел сильную духовную брань, которую отразил в своем письменном творчестве, имеющем своеобразную художественную форму, изобилующую иносказаниями и пророчествами по подобию псалмов. Незадолго до нового закрытия Костомаровских пещер блаженный Андрей подвергся нападению со стороны представителей власти во главе с председателем  Юдинского сельсовета. Его жестоко избили, опалили бороду свечами и хотели арестовать. Но Господь чудесным образом избавил его от  обидчиков. Последние годы жизни старец провел в семье благочестивой женщины, недавно почившей.  В ее доме под печкой он вырыл себе пещерку, где продолжил свои затворнические подвиги. Умер блаженный Андрей в 1982 году и был похоронен в селе Залужное Лискинского района Воронежской области.

  9 октября 1959 года было принято решение о закрытии Спасской пещерной церкви и о прекращении деятельности собранной вокруг нее общины. Пещерные храмы местные власти решили использовать под карьер для изготовления меловых блоков. Но, промыслом Божиим, этому плану не дано было осуществиться.

 До 1993 года Костомаровские пещеры находились в запустении.  Стены закоптили факельной гарью и изрезали различными надписями случайные посетители и искатели приключений. Некоторые особо «предприимчивые» люди из числа местных жителей для устройства своих погребов спилили древние меловые дивы, расположенные над храмами. Уцелели только две живописные скалы над входом в Спасский храм и причудливая дива в виде башни, у подножия которой заметен обвалившийся спуск.

  В 1993 году  начались работы по расчистке  Костомаровских пещер. На протяжении нескольких лет ими  руководил протоиерей Александр Долгушев, который в то время был благочинным Острогожского округа Воронежской епархии. В 1997 году здесь был открыт Спасский женский епархиальный монастырь. На совершенно пустое место, расположенное у подножия меловой горы с заброшенными пещерными храмами приехали три насельницы, в числе которых была первая настоятельница монастыря игумения Серафима (Иванова).  С этих трех сестер и началась монашеская жизнь  в древней обители. Много душевных и телесных сил пришлось им приложить, чтобы на пустом месте возродить монастырь. Но Божие благословение было на этом месте, и «процвела пустыня, яко крин». В монастырь стали приходить новые сестры, желающие нести подвиг монашеского жития.

  За минувшие полтора десятилетия были полностью восстановлены пещерные храмы, в которых проводятся богослужения, построены храм Матери Божией «Взыскание погибших», три новых корпуса и хозяйственные помещения. Монастырь имеет гостиницу для размещения паломнических групп на 70 мест.

  Спасский женский монастырь в настоящее время посещает большое число паломников из разных мест России,  ближнего и дальнего зарубежья.  Эта обитель привлекает не только удивительной и своеобразной красотой природы. Ее пещерные храмы свидетельствуют о поразительной, непостижимой духовной силе, которой обладали их безымянные создатели. Недостижимость и сокровенность их подвигов, твердое, неотступное стремление к своему Творцу, навеки запечатленное в могучих меловых сводах и столпах пещерных храмов, безмолвно смиряют нашу гордыню и пробуждает в душе память о вечном.